«ДЕТИ - ЭТО АПОСТОЛЫ БОГА, КОТОРЫХ ОН ПОСЫЛАЕТ НАМ, ЧТОБЫ ГОВОРИТЬ О ЛЮБВИ, МИРЕ, НАДЕЖДЕ!»
(из дневника Святой страстотерпицы Императрицы Александры Феодоровны Романовой)

Как гродненская семья усыновила ребенка

Автор: Super User вкл. . Опубликовано в Новости

Желание усыновить девочку у Марины и Константина Волочковых появилось давно. Узнав, что семья ищет малыша, ее знакомые были, мягко говоря, удивлены: зачем еще один ребенок, если в доме их уже трое?

 На распутье

– Когда начали искать малышку, нашему старшему сыну уже исполнилось 15, дочери – 12, а младшему сынишке – 10, – рассказывает Марина. – Они знали, что мы с мужем хотим удочерить девочку, и поддерживали наше решение.

Услышав о существовании информационного портала dadomu.by, Марина обратилась к нему. Первым, что увидела женщина, было видео о ребенке-инвалиде, которому срочно требуется усыновление. Им оказался двухлетний Ванечка.

 

– Искала дочку, а нашла еще одного сына, – с улыбкой говорит Марина. – Просмотрела видео – и что-то дрогнуло внутри. Пытаясь отвлечься, стала пересматривать заметки о девочках – не помогло. Всё думала о нем. У здоровых детей есть шанс на усыновление, а вот что будет с Ваней? Показала ролик мужу. Костя был оптимистичен: «Берем. Не бойся, воспитаем из него паралимпийца!»

 

Первая встреча
Когда Волочковы в конце 2013 года пришли в детский дом и сказали, что хотят усыновить Ваню, их попросили хорошенько подумать. Но семья свой выбор уже сделала. Увидев мальчишку, Марина с порога поздоровалась с ним: «Привет, Ваня! К тебе пришли мама и папа».

– Ваня ласковый мальчик, заслуживший искреннюю любовь и симпатию воспитателей. Они переживали за его судьбу и, когда видели нас вместе, спрашивали: «Это кто к тебе пришел, Ванечка?» На что он, который почти не разговаривал, отвечал: «Мама».

Мальчик нуждался в операции, поэтому вскоре его отправили в больницу. И хотя Ваня еще не был официально усыновлен, Марине разрешили находиться с ним. С этого дня они больше не расставались.

 

Неидеальная мама

– Когда на суде по усыновлению зачитывали список Ваниных диагнозов, у судьи глаза расширились, – вспоминает Марина. – Среди них были задержка физического и психического развития, задержка речи вследствие детского церебрального паралича и синдрома мальабсорбции, микроцефалия, карликовость смешанного генеза, дополнительная хорда левого желудочка, иммунодефицит, гипогаммаглобулинемия, белково-энергетическая недостаточность 2 стадии.

Услышав этот перечень, и правда не каждый сможет понять желание Волочковых принять мальчика в свою семью: уж больно непросто с ним будет.

– Я не считаю себя идеальной мамой, – признается Марина. – И не уверена, что всё делаю правильно. Но я верю в Бога. Просила послать мне того ребенка, который больше всех во мне нуждается, и получила Ваню. Половину поставленных диагнозов я не понимаю и сейчас, но точно знаю: что бы там в них ни говорилось, наш сын – нормальный ребенок, которому, как и всем остальным, нужны любовь и забота.

Среди других

Как человек далекий от медицины, Марина вначале считала ДЦП болезнью ног. Но вскоре поняла: ДЦП – проблема головного мозга.

– Все говорили, что шансов на выздоровление нет, – вспоминает Марина. – Единственное, что можно сделать, это периодически, пока ребенок растет, его оперировать.

Несмотря на все диагнозы, постоянно быть с Ваней Марина не могла. Стали искать детский сад. Оказалось, это непросто. На просьбу принять мальчика звучало уклончивое «звоните в сентябре» либо прямой отказ в духе «отдавайте в садик для инвалидов». Поэтому, обратившись в санаторные ясли-сад № 94, Марина уже ни на что особенно не надеялась.

Каковы же были ее удивление и радость, когда, услышав историю усыновленного ребенка с многочисленными диагнозами, заведующая садом Галина Кошур согласилась принять Ваню.

– В саду нас встретили очень тепло, – рассказывает Марина. – Врач, воспитатели, помощник воспитателя отнеслись с пониманием. Мало того, родители в группе не только не были против ребенка-инвалида, но и собрали нам огромный пакет подарков. Это очень тронуло.

Первые шаги

Устроив Ваню в сад, Марина не переставала думать о том, как ему помочь, и буквально по крупицам собирала информацию об особенных детях. Благодаря постоянным поискам она узнала о созданной американцем Гленном Доманом методике работы с детьми, у которых обнаружено поражение головного мозга.

– Ученый и его команда доказали, что человеческий мозг обладает даром самовосстановления и регенерации, – поясняет Марина. – ДЦП, аутизм, умственная отсталость, эпилепсия – это всего лишь симптомы. Лечение должно быть направлено на их причину – поврежденный мозг непосредственно. А он, к счастью, поддается изменению с помощью интенсивной сенсорной стимуляции.

Для зачисления на программу лечения ребенка в «Институты достижения потенциала человека» родители должны посетить курс лекций «Что делать, если у Вашего ребенка повреждение мозга». Марина получила необходимые документы и, переведя их на английский язык, отправила в Филадельфию. Вскоре пришел ответ: женщину зачислили на лекции в Москве.

Наука ползать

За время лекций Марина поняла суть заболевания и составила программу оздоровления сына, которая включила в себя правильное питание, ползание на животе и на четвереньках, занятия на горизонтальном рукоходе, чтение.

– Оказалось, Ваня вообще не умел ползать, – вспоминает Марина. – Пришлось учить. Сначала полз только с помощью рук, потом подключил одну ногу (вторая была натянута). Через два дня стал использовать и ее.

Врачи твердили, что мальчик никогда не сможет бегать и прыгать, нормально развиваться. Ваня смог. Теперь он много и живо болтает, с удовольствием играет в догонялки и плавает в бассейне. И хотя иногда по-прежнему падает при ходьбе, мама верит, что со временем у него всё получится.

Не по «норме»

– Да, у нас «нормально» отказаться от больного ребенка и за рамками понимания – взять его в семью, – грустно говорит Марина. – За рубежом отказ от детей вообще (и от инвалидов в частности) – это что-то небывалое. И даже если родители оставили ребенка на попечение государства, его устроят в приемную семью, вне зависимости от врачебных диагнозов и прогнозов, ведь у каждого ребенка должны быть папа и мама.

Марина считает, что сегодня люди имеют глубоко ошибочные представления о детях-инвалидах. А ведь они не неполноценные, они – другие. С таким малышом, может, и сложно, но он как никакой здоровый помогает родителям личностно расти, духовно развиваться и понимать, что на самом деле важно, а что – нет.

– Все мы знаем, как расцветают дома усыновленные дети, – рассказывает мама Вани. – Дети с особыми потребностями не просто расцветают, но и идут на поправку, многому учатся и часто избавляются от страшных диагнозов. Главное, дать им шанс.

Автор  

Гродненская региональная газета "Перспектива"